Поиск по серверу

        Расширенный режим поиска.
Главная \ Вся лента новостей \
17 января 2006
Доброе утро, Ирак

Выходят в прокат «Морпехи» – красота по-американски среди горящих вышек войны в Заливе.

«Вы встретите много прекрасных людей и всех их убьете» – предсказания сержанта из «Цельнометаллической оболочки» оказались правдой. «Ожидаемые потери в первый день составляют 70 тыс. человек» – тревоги сержанта из «Морпехов» (Jarhead) оказались ложными. Через четыре дня, четыре часа и одну минуту все было кончено. Выжившие под дружественным огнем своих же штурмовиков, уцелевшие в сражении с обезвоживанием, пережившие нескольких неудачников, которым досталась иракская пуля, солдаты праздновали победу.

Сожженных бомбежками иракцев оплакали небеса – черным нефтяным дождем, льющимся с небес, затянутых пожарищем от горящих скважин.

Книжка морпеха Энтони Своффорда вышла в 2003 году – ветеран первой войны в Заливе долго собирался с мыслями. Бывший снайпер за это время получил университетскую степень и трудился скромным преподавателем английской литературы в колледже, пока не продал права на экранизацию. Славный путь.

Зато Сэм Мендес, постановщик «Красоты по-американски», не тянул, и экранизация не заставила себя ждать. Маленький шаг для человека, большой шаг для человечества – первый фильм о войне, изменившей представления о возможных формах и стратегиях убийства.

Солдаты, посмотревшие «Морпехов», оставляют на интернетовских досках объявления вроде «Черт возьми, все так и есть». Казарма, дух братства, тестостерон, доска позора, на которой пришпилены фотографии подлых девок, бросивших солдата ради мозгляка-соседа или бакалейщика... Глубоко гражданский Сэм Мендес с глубоким почтением следует за историей новобранца Своффорда в учебку, на полигон – пострелять, в сортир – подрочить, на свежий воздух – поразмышлять. Своффорд в исполнении Джейка Гилленхаала – флегматичный, ироничный, идет, не убоявшись, долиной смертной тени, учится стрелять и ползать под огнем, и все это – не выпуская томика «Постороннего» Камю. Библия экзистенциализма, как мы помним, имеет ключевым моментом бессмысленное (экзистенциальное!) убийство араба. Что ж, вперед. Саддам перешел границу, нефть и демократия в опасности, пора убивать арабов. Армия США грузится в самолеты и – доброе утро, Ирак.

Здесь фильм, по сути, и начинается. Сам ландшафт восстает против банальности. Тупое ожидание растягивается на месяцы, пока наращивается группировка сил. Делать решительно нечего, нет даже шлюх. Остается тренироваться, стрелять в бедуинских верблюдов и кривляться перед CNN – кадр с игрой в американский футбол среди дюн в костюмах химзащиты прекрасен, как фантазмы Гигера.

«Почему вы пошли в армию?» – «Знаете, мне 20 лет, и я был достаточно глуп, чтобы подписать контракт».

И когда война начинается – это ужас, смешанный с облегчением.

Но это не та война, к которой их готовили. Удары наносятся с воздуха, горят вышки, затягивая небо жирным дымом, превращая день в ночь. В таком освещении сгоревшие трупы военных и гражданских иракцев, обугленная бронетехника республиканской гвардии выглядят особенно живописно. Стрелять не в кого. Единственный раз, когда в прицеле оказывается живой противник, Своффорду запрещают нажать на курок. Так он и вернется, никого не убив. Просто рядовой свидетель aпокалипсиса.

Вопрос, почему у Мендеса получилось при всем том довольно вялое кино, кажется глубже, чем просто проблемы с талантом. Являясь определенно блистательным режиссером, он умеет создавать захватывающие образы, будь то летающий пакет в «Красоте» или полыхающая пустыня в «Морпехах». Повторив все возможные банальности военного кинематографа, к последней части картины он прорвался-таки к собственному видению – и тут же испугался.

Поиски окопной правды обернулись равенством режиссера и героя, гуманизм оказался слабым ответом на вопросы, которые поставила эта война.

Европеец, очарованный великими архетипами Америки, Мендес преданно исследует ее язык – тайную жизнь пригорода, гангстерский стиль в «Проклятом пути», шрамы Вьетнама в «Морпехах». И, единожды добившись успеха, тиражирует видение предыдущей эпохи, словно генерал, который готовится к предыдущей войне.

Трудно ставить ему это в вину – должно пройти какое-то время, прежде чем кино научится рассказывать людям, что человек больше не имеет значения. Даже как пушечное мясо.

Источник: Газета.ru  |  Просмотров: [492]  |  Обсудить ₪




Реклама:
Разделы сервера
   ВСЯ ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
   ТЕАТРЫ
   МУЗЕИ
   КИНОТЕАТРЫ
   ТВОРЧЕСКИЕ СОЮЗЫ
   ВЫСТАВКИ
   НЕРПИНАРИЙ
   ЦИРК
   БАЙКАЛ
   ФОРУМ
   О ПРОЕКТЕ
   КОНТАКТЫ
   КАРТА СЕРВЕРА
Архив всех новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30

Подписка на новости
 Афиша-Иркутск
 Культурная жизнь
   Озеро Байкал.инфо