Поиск по серверу

        Расширенный режим поиска.
Главная \ Вся лента новостей \
24 октября 2005
Рублевки не хватит на всех

Начавшись с самоубийства, сериал «Отчаянные домохозяйки» изучает, на что еще способны неработающие женщины.

Прошедшим воскресным вечером любителям свежего «мыла» пришлось попрощаться с прошедшим воскресным вечером. Его без остатка съел показ нового сериала «Отчаянные домохозяйки», начавшийся в 17.20 и закончившийся ни много ни мало в 21.00 – четыре эпизода плюс реклама.

Америка сошла с ума от «Домохозяек» – и вчера канал СТС совершил беспощадную мыльную инъекцию в вены российской аудитории.

Даже если вы и не больно-то жаждали этих домохозяек не первой молодости, то в следующее воскресенье вам, возможно, придется пасть в их жилистые объятия: секреты и интриги этих женщин за три с половиной часа могли если не замучить, то заинтриговать.

За два сезона показов всевозможные «Эмми» и «Золотые глобусы» уже пролили на сериал золотой дождь. Исполнительница одной из главных ролей Эва Лангория стройным бедром подвинула всеамериканскую зайку Дженнифер Энистон (сериал «Друзья») с места самой привлекательной сериальной девушки. Другая актриса, Тери Хатчер, так похожа на подругу Энистон по жизни и сериалу Кортни Кокс, что, может быть, в собственно Кокс теперь и нет никакой нужды. Словосочетание «Отчаянные домохозяйки» стало в Америке новым культурным термином. Продюсер и автор идеи сериала Майкл Черри теперь до конца жизни может рассказывать, как его последовательно отфутболивали главные каналы, включая НВО, и как он не терял надежды. Но отдаст ли российский зритель свой честно вытруженный воскресный вечер американским тетехам – все-таки большой вопрос.

Сегодня каналы бьются за душу и время зрителя много работающего и мало вследствие этого отдыхающего – ему полагается получать свой сериальное питание раз в неделю по выходным – на большее у него нет, по мнению тех, кто планирует показы, ни сил, ни времени. Воскресное питание должно быть подобрано со вкусом, но без интеллектуально-томительного перегиба. Прихотливые тонкости в виде хамских, «черных» и очень смешных «Частей тела» СТС разумно оставил на понедельник.

Что ж, зритель скучает по четырем хорошо выглядящим подружкам, которые за чашкой или бокалом, а еще лучше за бутылкой обсуждали бы свои проблемы, а в промежутках флиртовали, перепихивались, рассуждали, ходили к психоаналитикам и меняли квартиры и работы. От «Домохозяек» мы не дождемся этого по определению – менять они могут кофточки, и их козырем могут быть только секреты. Если мир богемных, незамужних нью-йоркских полуинтеллектуалок «Секса в большом городе» – это мир прозрачный, как аквариум, то мир неработающих женщин пригорода тщательно зашторен.

Конечно, для того, чтобы стать интересным, этому миру нужно хоть что-нибудь да скрывать.

Поэтому-то мы в первую минуту сериала узнаем, что повествование ведется от имени покончившей с собой Мэри Эллис, в один прекрасный день хорошо убравшейся в доме, забравшей вещи из химчистки, а потом пустившей себе пулю в голову. Четыре ее подружки – бывшая бизнесвумен, а ныне мать четверых детей, бывшая модель, а ныне жена бизнесмена, брошенная мужем художница детских книжек, а также просто идеальная домохозяйка начнут свое расследование ее смерти, а заодно решение своих непростых семейных и любовных дел.

Понятно, почему наша пресса уже позиционировала сериал как нечто вроде «приключений рублевских жен» – сравнение, прямо скажем, глупое, но хоть что-то говорящее аудитории.

В нашей стране есть большие и маленькие города, есть деревни и хутора, но в России нет, кроме Рублевки, никакой субурбии – одно-двух-трехэтажных пригородов, поселений, где в домах стеклянные двери и устоявшаяся субкультура. «Секс в большом городе» полюбить было несложно: в каждом большом городе много секса, а героини отчаянно хотели нравиться. Мы уже достаточно цивилизовались, чтобы оценить умный глянец. «Клиент всегда мертв» понравился, судя по рейтингам, только избранным, но допустим, что люди умирают и в больших городах, и в маленьких, и некоторая часть зрителей готова была признать этот факт. «Клан Сопрано» полюбить несложно: у нас есть мафия и есть лузеры. Принять жизненный конфликт домохозяйки из пригорода будет сложнее: у нас всегда было плохо с институтом неработающих женщин.

Что такое, в сущности, культовый сериал? Это перевод экзистенциальной проблемы в умиротворяющую вязь бытописательства, литература, признавшая поражение перед всеобщей тотальной занятостью и надевшая маску. Развлекать и намекать – вот главная задача интеллектуального сериала. В «Домохозяйках» нам останется только следить за детективным сюжетом и развлекаться бытописательством.

Нам не с кем здесь себя идентифицировать, некому подражать, значит, трудно и полюбить.

Так что не будем кидать в «Домохозяек» камнем ни за простоватость скетчей (муж идет домой, а у жены там секс с садовником), ни за прямолинейность диалогов («Вылезай из скорлупы, тебе пора задуматься о новом романе!»). Просто признаем, что иногда умом и Америку не понять, и с аршином общим к ней не подступишься. Ну есть у них такой культурный термин теперь – «отчаянная домохозяйка». А у нас только неприятная героиня Оксаны Робски – тот еще фрик.

Источник: Газета.Ru  |  Просмотров: [600]  |  Обсудить ₪
24 октября 2005
Монстры в депрессии

Американский бокс-офис: ревут чудовища из «Doom», шахтеры домогаются Шарлиз Терон, 11-летняя девочка матереет – монстры повсюду.
Так плохо американскому кинобизнесу уже было в конце лета, но все надеялись, что это нелепая случайность. Результаты последнего уикeнда показали, что случайность – это когда один раз, ну в крайнем случае два. Сейчас это уже привычка. Несмотря на огромное количество премьер на этой неделе, в прошлом году в конце октября бизнес шел лучше на 27%. То есть почти на треть. То есть треть тех, кто в прошлом году сидел в это время в кино, в этом году либо умерли, либо пошли и занялись каким-то производительным трудом или хотя бы производственными отношениями.

Первое место бокс-офиса заняла марсианская стрелялка «Doom» Анджея Бартковяка – режиссера «Ромео должен умереть» и оператора некоторых «Смертельных оружий», «Адвоката дьявола» и «Падения». Он, кстати, собирается в Москву на премьеру «Doom». Кто и шутя, и скоро пожелает узнать сюжет его последнего фильма, уж знает: перед вами монстры, их надо замочить. Но – о несправедливая судьба! – мочите монстров не вы, а какой-то пехотинец, чья физиономия слегка напоминает морду на нижней панели компьютерной игрушки. Этот человек даже не знает, где находятся аптечки! Неудивительно, что фильм при бюджете $60 млн заработал за первую неделю проката всего $15,3 млн. Для сравнения: фильм по компьютерной игрушке «Лара Крофт» получил за премьерный уикeнд $47,7 млн. Даже если двадцать из них получила фигура Анджелины Джоли, а еще пять – ее губы, все равно сравнение пугающее.

Дистрибyторы «Doom» лицемерно заявили: «Жаль, что на рынке такая депрессия».

Рынок тут совершенно ни при чем. Во второй раз на этот фильм не пойдет никто. А те, кто никогда не играл в компьютерные игры, не пойдут и в первый: по опросам, 69% зрителей – фанаты компьютерного «Doom». Но ни одно хорошее дело не должно пропасть даром: надо просто вставить куски из фильма в следующую версию игрушки, и тогда, по крайней мере, у этого кино будут зрители.

На втором месте еще одна премьера, «Мечтательница» с Дакотой Фэннинг, Куртом Расселом и лошадью, которая сломала ногу. В оригинале у названия фильма есть подзаголовок: «Основано на реальной истории». Обычно такой подзаголовок пишут, когда стыдно написать: «Не смотрите, будет очень трогательно». Семейная драма о девочке, которая уверена, что ее сломавшая ногу лошадь может снова выйти на скачки и победить, а ставить на такую лошадь никто не будет, поэтому выигрыш будет очень большим, получила за уикeнд $9,3 млн. Вся эта история произошла на самом деле лет десять назад, но, скорее всего, наблюдать за всем этим захотят лишь дети, любящие лошадей, и те, кто интересуется взрослением Дакоты Фэннинг. Девочке сейчас 11, она постепенно матереет. Вот уже и режиссеру-дебютанту Джону Гатинсу сказали, что ему дадут сделать «Мечтательницу» лишь в том случае, если он сможет уговорить Дакоту сняться в главной роли.

Девочка-монстр постепенно зарабатывает титул одной из лучших актрис Голливуда.

«Уоллас и Громит» Ника Парка, полнометражная анимационная шиза про кролика-оборотня, съехала еще на одну позицию и получила за уикeнд $8,7 млн (общие сборы – $44 млн). В Британии фильм все еще на первой строчке бокс-офиса.

Четвертое место американского бокс-офиса – у бывшего победителя, вялого и слишком очевидного ужастика «Туман», ремейка давнего карпентеровского хоррора о призраках в тумане, которые нападают и убивают. Стандартная схема: вокруг монстры, надо что-то делать. Но от «Doom» «Туман» отличается, в частности, тем, что в «Doom» в главной роли большая гребаная пушка, а в «Тумане» и того нету. $7,3 млн за уикeнд, общие сборы – $21,5 млн. И еще одна премьера на пятом месте: «Северная страна» Ники Каро с Шарлиз Терон – история о судебном разбирательстве 1985 года по поводу сексуального харрасмента, настолько феминистская, что какой-нибудь «Оскар» ей обеспечен. Героиня работает шахтером, ее притесняют и сексуально… того… харрасят, она подает в суд и выигрывает дело – впервые в истории. Принадлежность режиссера к слабой половине человечества только усугубляет весь этот феминистический беспредел. Критики политкорректно объясняют, что фильм превосходный – в основном благодаря великолепной игре Терон.

Лишь отдельные мужские шовинистские свиньи имеют наглость заявить, что кино сделано для того, чтобы кинозвезды могли покрасоваться в одежде для бедных.

Шарлиз Терон в каске – это зрелище будет преследовать вас в ночных кошмарах. $6,4 млн за неделю. А еще одна премьера недели, драма с Эваном Макгрегором «Останься», даже до десятки не добралась. Куда катится мир.

Рано грустить. Скоро выйдет «Иэн Флакс», потом «Хроники Нарнии», «Кинг-Конг», а начнется все с того, что очередной «Гарри Поттер» посмотрит на Америку сквозь круглые очки и скажет голливудскому бизнесу: «Встань и иди». И бизнес встанет, и пойдет, и скроется за горизонтом.


Кассовые сборы в американском прокате 21 - 23 октября 2005 года


Место Место на прошлой неделе Название Сборы за выходные Общие сборы Недель в прокате

1 - Doom $15,382,000 $15,382,000 1

2 - Мечтательница/ Dreamer: Inspired by a True Story $9,300,000 $9,300,000 1

3 2 Уоллес и Громит: проклятье кролика-оборотня/ Wallace & Gromit: The Curse of the Were-Rabbit $8,700,000 $44,034,000 3

4 1 Туман/ The Fog $7,300,000 $21,548,000 2

5 - Северная страна/North Country $6,470,000 $6,470,000 1

6 3 Элизабеттаун/ Elizabethtown $5,725,000 $18,953,000 2

7 4 План полета/Flightplan $4,712,000 $77,282,000 5

8 5 В ее туфельках/ In Her Shoes $3,900,000 $26,194,000 3

9 8 История насилия/ A History of Violence $2,700,000 $26,300,000 5

10 6 Деньги на двоих/ Two for the Money $2,404,000 $20,689,000 3

Источник: Газета.Ru  |  Просмотров: [613]  |  Обсудить ₪
24 октября 2005
Экспертная комиссия фестиваля «Золотая маска» побывала в Улан – Удэ

Экспертное жюри театрального фестиваля «Золотая маска» с 21 по 22 октября побывала в Улан – Удэ. Посещение было связано с просмотром спектакля кукольного театра «Ульгэр» «Поющая стрела», который номинирован на самую престижную театральную премию России. Как сказала заведующая литературной частью театра «Ульгэр» Татьяна Бартаханова, заявка была послана впервые в истории театра.

По ее словам, театр получил хорошие отзывы об уровне работы коллектива театра, в том числе художников. Экспертная комиссия отметила высокий профессионализм актеров в работе с куклами. В составе жюри столицу Бурятии посетили театральный критик сетевых изданий «Русский журнал» и «Газета. ru» Дина Годер, заведующая кабинетом театров для детей Союза театральных деятелей РФ Ольга Глазунова и театральный критик журнала «Экран и сцена» Екатерина Дмитриевская. Пока никаких официальных результатов комиссия не оглашала: по правилам конкурса жюри не имеет право давать предварительные результаты. Победители станут известны в апреле 2006 года в Москве.

Источник: БайкалИнформ  |  Просмотров: [606]  |  Обсудить ₪
24 октября 2005
Врешь, не возьмешь!

Открывшийся в субботу XIX Российский антикварный салон подставляют чиновники и тревожат конкуренты.
XIX Российский антикварный салон с виду благополучен и безмятежен, как всегда в последние годы. Под событие снова отведена вся кубатура ЦДХ, число участников по традиции растет и растет (нынче их 207 против 195 по статистике полугодичной давности). Ни каталог не похудел, ни топ-лист не скукожился, ни лак не потускнел на картинах и будуарных столиках. Но некоторая хмурость в лицах устроителей все же проглядывала.

И было отчего. На пресс-конференции глава компании «Экспо-Парк» Василий Бычков поведал о том, как в Минкульте (точнее, в Федеральном агентстве по культуре и кинематографии – том самом ФАККе, о котором одно время так много судачили) их, что называется, кинули с некоммерческим проектом. Выставка «Рококо в России» была загодя широко разрекламирована и обещала стать хитом нынешнего салона. Договорились с музеями, застраховали экспонаты, уже заправили бензином транспорт для перевозки – и вдруг получили в ФАККе категорический отказ.

Разумеется, ни Исторический музей, ни заповедник «Царское Село», ни усадьба «Останкино» руководства ослушаться не посмели и сделку дезавуировали.

Вещи прибыли лишь из Ораниенбаума, поскольку тамошний музей находится в областном ведении и вправе распоряжаться экспонатами без минкультовской визы. Так что нет на салоне ни коронационных саней Елизаветы Петровны из ГИМа, ни прочих чудес света из государственных фондов. Спешная подмога частных галерей до планового уровня выставку все же не подняла. В сердцах Бычков даже заявил, что раз такой саботаж со стороны чиновников, то и не будет на Антикварных салонах впредь никаких музейных показов. Жизнь, конечно, покажет, как там дальше, но история неприглядная, согласитесь.

Облом пришелся некстати и потому еще, что Антикварному салону именно сейчас не помешала бы эффектная зрелищная акция. Конкурент в лице Международного салона изящных искусств, проходившего в сентябре в «Манеже», оказал заметное психологическое давление на местный рынок. Именно психологическое, а не финансовое: по сведениям Росохранкультуры, там было зафиксировано всего-то шесть операций купли-продажи. К тому же к международным антикварам возникли серьезные претензии со стороны таможни. Рассказывают о леденящих кровь случаях, когда старинные гобелены проходили по документам как куски напольного покрытия и т.п. Словом, не все гладко с интеграцией в мировое сообщество, но от одного факта не отмахнуться:

В «Манеже» встречались настоящие шедевры интернационального класса. На отечественном Антикварном салоне это редкость.

Зато здесь цены ниже, а ассортимент шире и роднее. Есть и потенциал по привлечению сюда «собственных» иностранцев, не входящих в пул швейцарского магната Ива Бувье… В общем, расслабляться не время.

Для проведения в жизнь политики кнута и пряника на салоне функционирует экспертный совет, наделенный полномочиями карать нерадивых или нечистоплотных галеристов (вплоть до отлучения их в будущем от экспозиции) и морально поощрять лучших. Действует и введенное недавно зонирование: на втором этаже ЦДХ концентрируются гранды, остальные – кто где. Кроме того, некоторые направления антикварного бизнеса все чаще получают возможности для автономного плавания: в конце ноября стартует Антикварная книжная ярмарка, следом пройдет ярмарка «Полвека советского искусства», а в апреле ожидается премьера мероприятия под названием «Монеты и медали». Все заметнее приживаются «черенки» Антикварного салона и на петербургской почве. В общем, реализуются различные тактические схемы. Это как в футболе: способна ли система побороть класс? Похоже, никто не собирается опускать руки. Или, что то же самое, их поднимать.

Источник: Газета.Ru  |  Просмотров: [589]  |  Обсудить ₪
24 октября 2005
Премьера спектакля по повести Александра Куприна «Олеся» состоится в Иркутском драматическом театре им. Охлопкова

Премьера спектакля по повести Александра Куприна «Олеся» состоится на камерной сцене Иркутского академического драматического театра им. Охлопкова 27 октября. Об этом Телеинформу сообщила заведующая литературной частью театра Раиса Федцова.

Спектакль поставила заслуженный работник культуры РФ режиссер Валентина Дулова. Он адресован в первую очередь молодёжи и их первому светлому чувству. Роль Олеси исполнит Светлана Светлакова. В спектакле также заняты артисты Тамара Панасюк, Виталий Сидорченко, Александр Дулов, Александр Братенков, Юрий Десницкий, Игорь Чирва, Милена Гурова.

Источник: БайкалИнформ  |  Просмотров: [634]  |  Обсудить ₪
24 октября 2005
Противостояние или согласие?
Фестиваль имени Вампилова в Иркутске начинался не десять и даже не пятнадцать лет назад, а почти сразу после гибели драматурга. Сначала любительские, затем профессиональные театры объединялись, чтобы на протяжении недели играть спектакли, поставленные по его пьесам. В середине 70-х, в 80-е годы имя драматурга было почти культовым, у него появлялись последователи. Часть драматургии, написанной после Вампилова, стали называть "поствампиловской". Интерес к ней у театров был огромен, ставить пьесы Разумовской или Петрушевской было так же интересно, как и самого Вампилова.

В нашем городе появилась идея сделать фестиваль Всероссийским и приглашать на него театры, обратившиеся к современной (для своего времени) драматургии. В 90-е годы он назывался "Байкальские встречи у Вампилова", шесть лет назад был переименован во Всероссийский фестиваль современной драматургии имени Вампилова.

Идея, столь реальная в 80-е годы, оборвалась в начале 90-х. Перестройка провозгласила свободу, а вместе с ней и другой способ мышления. Не только в жизни, но и на сцене стала происходить переоценка ценностей, стал меняться образ героя нашего времени. Все, что раньше было хорошим, стало старомодным и рутинным. Попробуй разберись, о ком и о чем писать. Драматурги сначала замолчали, потом начали писать такое...

Не будем обсуждать направления современной "раскованной" литературы и драматургии - это не предмет нашего внимания. Вспомним проблемы, перед которыми встали организаторы фестиваля. Кого приглашать, что показывать на сцене под эгидой Вампилова? Споры шли не шуточные, даже поговаривали о том, чтобы на время отказаться от проведения фестиваля, пока не сойдет пена с могучего потока жизни, а следовательно, и с отражающей эту жизнь драматургии.

Волнения оказались напрасными, фестиваль 2005 года прошел спокойно и уверенно, с тем достоинством, которое присуще театру, уважающему себя. Жарких споров, часто похожих на скандал, присущих обсуждению спектаклей в прежние годы, не было, шел спокойный разговор о времени и человеке, живущем в этом времени. Произошло это потому, что приглашенные театры привезли драматургию современных авторов, которые не забыли о душе и духовности, которые исповедуют непреходящие ценности жизни и не озабочены, чтобы быть современными, а рассказывают в пьесах о сокровенном.

Может показаться, что фестиваль задался целью вывести на сцену собирательный образ человека - нашего современника, который, забыв о сомнениях, строит свою жизнь почти по Евангельским заветам. Нет, похожести не было, как не может один человек походить на другого. Каждый составляет микрокосмос, и каждый думает (если думает) о своей душе. Правда, богатых и сытых героев в спектаклях не было, ни один автор пьес фестивального показа не проявил интереса к проблемам людей, "которые тоже плачут".

Герои почти всех спектаклей плакали редко, на сцене они исповедовались, думали о будущем или занимались воспоминаниями, проживали "жизнь человеческого духа" в потоке реального времени, и каждый из них был нашим современником. Как ребята, едущие из "горячей" точки в спектакле "Дембельский поезд" по пьесе Александра Архипова Кемеровского театра драмы имени Луначарского, герои Владимира Крупина "Во всю ивановскую" Омского театра "Галерка" или молодые люди из "Детства сорок девять" Людмилы Улицкой Кемеровского театра кукол.

Пожалуй, только спектакль Узбекского национального академического драматического театра имени Хамзы из Ташкента в спектакле "О, женщина" говорил со сцены не о современном, он говорил о вечном. О рождении, взрослении, любви и смерти - тех кругах жизни, которые проходит человек на Земле и, прежде всего, женщина, дарящая жизнь. Спектакль, поставленный в национальных традициях, утверждает на сцене поэтический театр. В нем нет определенного сюжета, нет одной героини, здесь представлен собирательный образ женщины, которая может быть разной - лукавой, воинствующей, робкой, наивной, какой угодно, но одинаково устремленной к любви, как высшему проявлению чувств, той радости, которая дает новую жизнь. Спектакль, исполняемый на узбекском языке, был понятным по сюжету, красивым в своих выразительных метафорах, вызывал сопереживание его героиням и заставлял испытывать чувства, которые проживали они на сцене.

Фестиваль начинался с "Утиной охоты" Омского академического театра драмы, вызвавшей повышенный интерес. Во-первых, это был единственный спектакль по пьесе Вампилова, во-вторых, в главной роли в нем выступил выпускник нашего училища, заслуженный артист Михаил Окунев. Иркутяне спешили посмотреть спектакль еще и потому, что поставлен он был режиссером Вячеславом Кокориным. Словом, в нем были все составляющие, которые выделяли его из репертуарной афиши фестиваля.

Наверное, не столь важно, как и в каких тонах поставлен спектакль в целом, важно понять, насколько актер приблизится к разгадке образа Виктора Зилова, который, как известно, в сценической практике театра со дня написания пьесы до конца не был решен. Не будем вспоминать ни Олега Ефремова, ни Владимира Андреева, которые в свое время играли Зилова, вспомним два разных спектакля, показанных в Иркутске на фестивале все теми же омичами, - театром юного зрителя и "Галеркой"

Зилов в театре юного зрителя, сыгранный тоже выпускником нашего училища Олегом Оленбергом, был подлецом законченным. Он не стоял перед выбором "стрелять или не стрелять", он просто бил всех женщин, которые подворачивались под руку, пил по-черному и предавал всех, кого хотелось предать. Зилов в театре "Галерка", сыгранный его художественным руководителем Владимиром Витько, был человеком зрелым, который давно прошел путь юношеской рефлексии. Вспоминая свою жизнь, его Зилов приходил к выводу, что с нею пора сводить счеты.

Герой Михаила Окунева максимально приближен к пониманию тоски и муки, которые проживает Зилов в пьесе. На сцене - самоанализ человека, понимающего, что делал и что совершал, он сам оценивает свои поступки и сам выбирает свой путь. Собственно, даже не важно, каким был Виктор Зилов до момента, когда в его комнате раздался звонок в дверь и мальчишка принес траурный венок от друзей. Важно, в какой эмоциональной последовательности он будет вспоминать свои поступки и каким выйдет из мучительного поиска самого себя.

Актер проживает на сцене настоящую драму человека, который все понимает, понимает и то, что "жизнь, в общем-то, проиграна". Душевная пустота, которую и заполнить-то нечем, потому что любовь была игрой, работа - времяпровождением, друзья - собутылниками. Поступки он совершал по накатанной, так, как получится, как захочется "здесь и сейчас", полные импульса, авантюры, странного протеста против всего и всех. Зилов Окунева понимает пошлость своей жизни, даже не жизни, а времени пребывания на этой земле.

Герой Вампилова - продукт своего времени, он пророс корнями в 60-е годы, которые сулили видимость свободы и вольнодумия. В то время он мог выбирать путь или законченного подлеца, или, одумавшись, попытаться не разрушать себя окончательно. Зилов Окунева - герой совсем другого времени. Да, он играет в пьесе, написанной давно, но выбирает судьбу, строя ее по законам сегодняшнего времени. Жестким и безжалостным быть проще, не мучиться угрызениями совести, не переживать из-за того, что рука дрожит во время выстрела. Убив свою душу, можно спокойно ехать на "охоту" дня сегодняшнего...

О загадочности пьесы "Утиная охота", образе Зилова в дни фестиваля спорили много. Критик Владимир Бондаренко, причислив героя к поколению шестидесятников, говорил: "С точки зрения народной этики, Зилов, конечно, антигерой. Но дело в том, что в конце ХХ века народная этика была уже не актуальной, поэтому для меня Зилов является не положительным и не отрицательным героем, он символ конца ХХ века. Переводя литературу на общество, можно говорить о грандиозности этого образа, потому что он и есть краткий аналог всего шестидесятничества, которое несло знамя неоленинизма, но закончило-то оно горбачевщиной. Это и есть в чистом виде зиловщина".

Ему возразила кандидат искусствоведения Вера Максимова: "Характер Зилова нельзя объяснять только общеполитическими явлениями. У шестидесятников колоссальные заслуги перед обществом, и поначалу они были чистыми людьми. Да, как все грешные люди, многие не выдержали стоической жизни, были прикуплены, стали куклами в руках умелых кукловодов. Но было много искренних людей, цинизма и пошлости в них не было. Корни Зилова надо искать в русской литературе, в чеховском Иванове, в Феде Протасове Толстого, в самом Вампилове. В одном из писем к Якушкиной он писал: "Ничего не хочу, ничего мне не интересно, пустота полная..." Если идти дальше, можно вспомнить и победительного, бесовского Ставрогина, что-то есть в нем и от Печерина".

Простор для воображения, предлагаемый уважаемыми критиками, безграничен, вот только на сцене актеру надо играть конкретный характер и судьбу конкретного человека. На фестивале таких работ было много. Например, "маленькие новеллы о большой жизни", спектакль по инсценированной повести Людмилы Улицкой "Детство сорок девять" Кемеровского театра кукол. В судьбах героев этого повествования нет больших потрясений, но есть благодарность своему послевоенному, голодному и стылому детству, в котором было много радости от простых вещей. В нем была чистота, чувство товарищества, возможность в своем воображении уноситься в далекие миры и быть счастливым от беготни по улицам, от незатейливых игр, в которых игрушки заменяли найденные в земле камешки. Спектакль, поставленный режиссером Натальей Шимкевич, повествует о сложном движении души человека, о многогранности чувств, переживаемых в детстве, отрочестве, переходном периоде во взрослую жизнь.

Вызвал споры спектакль Московского театра наций, который привез на фестиваль пьесу своего художественного руководителя Сергея Коробова "Роман без ремарок", поставленный художественным руководителем театра имени Охлопкова Геннадием Шапошниковым. Ожидания увидеть новую "Мистерию-Буфф", как предварялось в буклете, не оправдались. Наверное, время для спектакля-плаката агитационного содержания ушло безвозвратно. Почти за сто лет мы привыкли к театру, который разговаривает со своим зрителем по душам, да и к ясному, проявленному сюжету мы тоже привыкли.

Проблема этой постановки, наверное, заключается в том, что автор за два часа хотел рассказать о времени, стране, судьбах народа и судьбе отдельного человека, с размахом так называемого "дантова мышления". Но, наверное, таким способом мышления обладал только сам Данте. Рассказывать сразу обо всем -- дело не благодарное, все равно найдутся оппоненты, которые захотят услышать конкретный разговор и о народе, и о судьбе поэта, который, приспособившись ко времени, разменивает свой талант на рекламные вирши. Правда, в финале он собирается писать роман не для денег, а для души. Но каким он может получиться, если душа давно разменяна? Одним словом, спектакль вызвал много вопросов, ответы на которые в ремарках трудно найти.

"Деревенская проза" на фестивале была представлена спектаклем "Во всю ивановскую", поставленным в Омском театре "Галерка" Владимиром Витько по рассказам Владимира Крупина. Смотреть его было весело, потому что плясали в нем, действительно, "во всю ивановскую", даже когда герои шли на каторгу. Бывает ли так? "Каторга не лучшее место для плясок, но в некоторых местах так было, - говорил Валентин Распутин. - Вообще, спектакль настраивает на доброе настроение, ощущение того, что народ не погиб, что работает, урывками, может быть, и не дают ему работать, но он живет. От начала и до конца был народ и остается народом. И поэзия жизни осталась, несмотря ни на что..." Трудно спорить с Валентином Григорьевичем, да и стоит ли?

Интересными были спектакли, которые Сергей Смирнов в статье "Какая дорога ведет к храму" назвал "периферией" фестиваля. Это не совсем так, все участники были равны, и, как кажется, никто не чувствовал себя обделенным вниманием и заботой его устроителей. Начиная формировать афишу фестиваля, члены его оргкомитета понимали, что смотреть спектакли на двух-трех площадках трудно, думалось пригласить на фестиваль семь - восемь коллективов, не более. Но как откажешь тем, кто искренне стремился приехать в Иркутск, кто мечтал и добивался того, чтобы показать свои работы в нашем городе? Так и возникло количество спектаклей, которые не вошли на две сцены академического театра, переместившись в театр имени Вампилова. В остальном склонна согласиться с Сергеем Смирновым и перейти к последнему дню фестиваля, показу спектакля по пьесе Сергея Остроумова "Встречи с адмиралом Колчаком" академического драматического театра имени Охлопкова.

Оценивать его пока рано, он в работе, репетиции продолжаются. Сделана интересная и очень серьезная заявка на то, чтобы по-новому посмотреть на личность Колчака и время, в котором он жил. Сразу хочется заметить: сравнения или аналога со спектаклем "Звезда адмирала", поставленным ранее Вячеславом Кокориным, в новой работе театра нет. Сергей Остроумов написал другую пьесу, в которой почти отсутствует политика, на первый план вынесена злосчастная и несправедливая судьба адмирала. Кроме реальных героев - самого Колчака, его жены, возлюбленной Темиревой, некоторых персонажей из окружения, в новой пьесе выписан образ, который можно трактовать как Рок, Судьбу, Смерть. Именно этот фонтом воскрешает из небытия Колчака, заставляет его вновь пройти путем роковых ошибок, которые не совершить он не мог.

Хотелось бы поговорить о спектакле, развитии его действия, актерских работах, но театр не поймет этой преждевременной оценки. И все же хочется отметить серьезную заявку актера Николая Константинова на роль Колчака. Актер держал "удар" достойно. Со временем, успокоившись, обретя уверенность в себе, он создал значительный и по-настоящему трагический образ человека, рожденного стать мореплавателем и ученым, а роковое время сделало его правителем государства, которого не было.

Фестивальная осень приблизила к театру всех тех, кто не смог попасть на его спектакли. К студентам технического, педагогического, классического университетов пришли специалисты, о встречах с которыми можно только мечтать. Это кандидат искусствоведения, ведущий специалист института истории искусств Вера Максимова, директор музея-усадьбы Чехова "Мелехово" Юрий Бычков, редактор газеты "День литературы", критик Владимир Бондаренко.

Эти специалисты, а также редактор журнала "Театральная жизнь" Римма Кречетова, доктор филологических наук Антонина Кокшенева сделали интересными и дискуссионные "круглые столы", на которых обсуждали вопросы литературы, искусства, театра. На этих дискуссиях не было благостного согласия, каждый высказывал свою точку зрения, настаивал на своей правоте. Спорили с Валентином Распутиным, директором академического театра Анатолием Стрельцовым, поэтами Сергеем Эповым и Андреем Богдановым, высказывали свою точку зрения преподаватели иркутских вузов, режиссеры любительских театров, все, кого волнуют проблемы развития современного театра, кто не равнодушен к процессам его развития и поступательного движения вперед.

Были на фестивали и встречи "у самовара" с капустниками, веселой актерской кутерьмой. Но это совсем другая история, и к "парадной", как сказал Сергей Смирнов, стороне фестиваля она отношения не имеет.
Источник: ВСП  |  Просмотров: [719]  |  Обсудить ₪
24 октября 2005
Посетители знаменитого музея в Риме смотрят шедевры гениев под запахи кухни и шум свадеб

В знаменитом палаццо Барберини, где экспонируются шедевры великих художников, сложилась странная обстановка. Элегантные салоны Национальной галереи старинного искусства в Риме заполняют запахи кухни, что приводит в ярость сотрудников и посетителей музея.

Проблему создает другой обитатель палаццо Барберини, Клуб итальянской армии, который занимает нижний этаж здания. Клуб установил новое кухонное оборудование, открыл ресторан, а по выходным арендует исторические залы для свадеб.

По словам сотрудников музея, посетители, желающие посмотреть собрание, состоящее из полутора тысяч произведений искусства, вынуждены также слушать громкую музыку и крики "За счастье новобрачных!". "Ужасно, что к таким шедеврам проявляют неуважение и пренебрежение", - говорит директор музея Клаудио Стринати.

Зал, в котором висит шедевр Караваджо "Юдифь и Олоферн", соседствует с помещением, которое снимают для банкетов. Зал, где размещены "Форнарина" Рафаэля и "Портрет Генриха VIII" Гольбейна, соседствует с комнатой, где приглашенные на свадьбу пьют аперитивы. Помещения разделяют обычные двери.

Источник: ARTRUSSIA.RU  |  Просмотров: [744]  |  Обсудить ₪
24 октября 2005
Круглый стол по проблемам литературно-художественных журналов Сибири и Дальнего Востока проходит в Иркутске

Проблемы литературно-художественных журналов Сибири и Дальнего Востока, обсуждают участники круглого стола, который проходит в Доме литераторов имени Марка Сергеева с 24 по 28 октября. Об этом сообщает информационный отдел комитета по культуре Иркутской области.

Круглый стол организован по инициативе Иркутского отделения «Союза российских писателей». Среди его участников представители журналов «Сибирские огни», «Сибирь», «Огни Кузбасса», «Дальний Восток», «Зеленая лампа», «День и ночь» и другие. 25 октября состоится встреча с главным редактором журнала «Знамя» Сергеем Чуприниным. В диалоге с ним примут участие поэт Анатолий Кобенков и председатель Иркутского отделения Союза писателей России Борис Ротенфельд.

Источник: БайкалИнформ  |  Просмотров: [586]  |  Обсудить ₪
24 октября 2005
В Иркутской филармонии пройдет конкурс юных композиторов
Первый в Прибайкалье конкурс юных композиторов пройдет 2 ноября в органном зале Иркутской областной филармонии. Его проводит региональное отделение Союза композиторов России. На конкурс уже подали заявки 25 учащихся детских музыкальных школ и школ искусств области. Они представят свои произведения для различных инструментов: фортепиано, скрипки, виолончели, а также дуэты и пьесы для голоса. Основная цель конкурса - повысить интерес к творчеству у юных музыкантов. Об этом «Байкальской Службе Новостей» сообщили в информационном отделе Комитета по культуре администрации Иркутской области.
Источник: БСН  |  Просмотров: [611]  |  Обсудить ₪
24 октября 2005
Про Алису - готично

Новая книга Нила Геймана «Задверье» рассказывает про зазеркалье Лондона, где вместо Алисы – клерк, а вместо кроличьей норы – метро.
Вот один из немногих писателей, по отношению к которому слово «готично» кажется абсолютно правомерным, хотя и не исчерпывающим определением. Во всяком случае, довольно готично выглядит поедание крыс, кровавые следы, к которым принюхиваются некоторые герои романа Геймана «Задверье», ужас непознанного и подземные овраги, в которых клочьями тумана плавают прошлые века. Здесь, в Лондоне, слишком много времени, должно же оно куда-то деваться.

Все лишнее время Лондона стекается в одно и то же место, называется оно библиотека.

Мы в этом тумане британской чопорной абсурдности тонем уже давно и с восторгом, «Алиса в Стране Чудес» у нас вместо букваря, и все британские истории, в которых есть кролики, норы, двери, девочки, волшебные страны или хотя бы буквы и слова, немедленно заставляют вспомнить Льюиса Кэрролла.

Вот наконец вышла еще одна Алиса, провалившаяся в очередную Страну Чудес. В роли Алисы здесь – британский клерк Ричард Мэйхью, который однажды спасает упавшую к его ногам девушку д’Верь, а она оказывается пришелицей из Под-Лондона. Под Лондоном, оказывается, существует еще один город, где все названия Над-Лондона обретают пугающую буквальность. На станции Angel живет ангел, под станцией Найтсбридж есть мост – и так далее. Город населен ворами, фантастическими существами, легионерами, крысами; где-то посреди всего этого дремлет Зверь, как Минотавр в центре лабиринта. За д’Верью следуют двое убийц, а она, как явствует из ее имени, обладает удивительной способностью открывать любые двери. Ричард сталкивается с ней совсем ненадолго, но, когда она исчезает из его жизни, вдруг оказывается, что теперь его никто не видит. (Небольшое отступление: некоторым российским фантастам вроде Сергея Лукьяненко с его новым романом «Черновик» в Под-Лондоне самое место, очень уж хорошо воруют.) Единственный выход для Ричарда – найти дверь в Под-Лондон и отправиться на поиски таинственной девушки.

Словосочетание «Нил Гейман» – почти «сезам, откройся», ключ к чулану, где заперты прекрасные кошмары.

Гейман – тот самый пациент, который на вопрос врача, не мучают ли его кошмары, отвечает, что он ими наслаждается, – именно поэтому ни один кошмар Нила Геймана читателей не пугает, а только восхищает.

Британец, переехавший в США, автор великой книги «Американские боги» и скользких сказок про Коралину и Волков. Последняя книга Геймана Anansi Boys вышла меньше месяца назад и уже заняла первые места всех возможных списков фэнтезийных бестселлеров.

Хотя Гейман пишет не фэнтези. И не готические ужасы. Он всякий раз рассказывает одну и ту же историю про девочку Алису, – только эта Алиса слегка подросла и ногти выкрасила черным, а вместо Кролика и карт вокруг суетятся боги и демоны. Ну и что. Так даже забавнее.

Перевод «Задверья», надо сказать, неплох, не считая имени героини (зачем апостроф там, где в оригинале его нет?) и собственно названия романа, которое, конечно, надо было перевести как «Никогде». Другое дело, что книга эта в принципе непереводима: как заставить говорящие названия станций лондонского метро говорить на другом языке? Как упаковать в читателя знание обо всех районах Лондона и о его городских легендах? «Задверье» Геймана лучше всего продавать в качестве приложения к лондонскому путеводителю. Вот вам карта Над-Лондона, вот вам книга Геймана, обязательно загляните на станцию Angel.

Насколько «Американские боги» были американскими, настолько «Задверье» – британское.

Дело не в Верхнем и Нижнем Лондонах, не в лондонском метро, а в этой неспешности, какой-то левостороннести, неторопливой поступи героев, даже убегающих от погони. «Задверье» сконструировано гораздо проще, чем «Американские боги», но это оправдано его историей. Изначально Гейман написал сценарий к телесериалу, а потом уже из этого сценария сделал роман.

Сериал BBC 1996 года Neverwhere шел когда-то в нашей стране, назывался «Нигде и никогда», и многих очаровал своей вопиющей малобюджетностью. Казалось, что вернулись времена советских телепостановок, только вместо Ульянова с Яковлевым на экране маячили чопорные фрики. Они с подчеркнуто телевизионной интонацией произносили безумный текст, замирали, когда надо было показать работу мысли.

Говорили, что страшного Зверя Под-Лондона играла чуть ли не обычная корова.

При всем том «Нигде и никогда» было чистым волшебством.

То же и с книжкой: сюжетные ходы просчитываются на раз, двери между мирами в мировой литературе не открывал только ленивый, тюфяку-клерку, раз уж он попал в фэнтези, ничего не остается, кроме как стать настоящим героем, – но, все понимая, обо всем догадываясь, ничему не веря, читатель не может оторваться от книги до самой последней страницы. На которой происходит ровно то, что мог бы написать любой, кому хоть раз снились кошмары.

Гейман не зря говорит, что ворует сцены своих романов из своих и чужих снов. Вот он кто: мелкий божок сновидений, Оле-Лукойе с черным зонтом. Готичненько.



Нил Гейман. Задверье. М.: АСТ. 2005

Источник: Газета.Ru  |  Просмотров: [650]  |  Обсудить ₪




Реклама:
Разделы сервера
   ВСЯ ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
   ТЕАТРЫ
   МУЗЕИ
   КИНОТЕАТРЫ
   ТВОРЧЕСКИЕ СОЮЗЫ
   ВЫСТАВКИ
   НЕРПИНАРИЙ
   ЦИРК
   БАЙКАЛ
   ФОРУМ
   О ПРОЕКТЕ
   КОНТАКТЫ
   КАРТА СЕРВЕРА
Архив всех новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Подписка на новости
 Афиша-Иркутск
 Культурная жизнь
   Озеро Байкал.инфо